Новая эра

19.11.2016 18:21 |

  • Автор: Хель
  • Бета: Chaos Theory
  • Пейринг: Габриэль/Зена, Габриэль/Джоксер, упоминаются: Габриэль/Пердикус
  • Рейтинг: R
  • Жанр: Фантастика, Экшн (action) Экшн (action) — фанфик, насыщенный действиями, битвами, погонями. Акцент на действиях, не на диалогах и отношениях. , AU, Постапокалиптика
  • Размер: Миди
  • От автора: Написано на ФБ-2016 для команды XENA: WP. Кинк - секс с киборгом. Сведения о Скайнете и терминаторах взяты из википедии.
  • Дата написания: Пятница, 11 ноября 2016
  • Дата публикации: Суббота, 19 ноября 2016
Прочитано: 2361 раз

Габриэль работает "подругой на ночь" для солдат, воюющих со Скайнетом, и однажды видит в "Райских кущах" женщину по имени Зена.

Новая эра

Габриэль увидела Зену в день, когда десяток Т-800 прорвали оцепление и уничтожили три блок-поста. Потом уже говорили, что горы, окружающие город, почему-то приглушили сигнал дронов, и радары повстанцев их не засекли, но тогда было не до разговоров. Пока подъехали машины, пока подвезли оружие, пока сумели снять атакующих роботов, прошло достаточно времени. Погибло около сотни солдат, некоторых из них Габриэль знала лучше, других – хуже, кого-то не знала совсем. Атаку удалось остановить только тогда, когда Джоксер – случайно, как он потом признался – метким выстрелом снял разведчика, не слишком приметно кружащего возле перевала. В тот же миг оставшиеся Т-800 разом отключились. Впервые машины задействовали "кукловода": пока он оставался цел, функционировали и роботы. Ребята сразу разобрали одного из них и выяснили, что микрочип, отвечающий за связь Т-800 с "кукловодом", был вмонтирован в бедро. А все по привычке стреляли в голову. Габриэль с ужасом представила, что случилось бы, не выстрели Джоксер так вовремя, не дрогни у него рука, и из-за этой мысли она позволила Джоксеру не платить в тот день. Она не жалела о своем решении: Джоксер всегда был милым и нежным, приносил ей подарки и предпочитал долго целоваться, прежде чем спускать штаны. Поговаривали, что он даже влюблен в нее, но Габриэль его влюбленности не замечала, потому что ей нравился – просто нравился – совсем другой солдат: Иолай, меткий охотник с кудрявыми светлыми волосами, на чьем счету было больше всего подбитых транспортников. Его чувство юмора сводило с ума всех девчонок: когда он приходил, они тут же обступали его со всех сторон, а он, смеясь, раздавал им всякие мелочи, которые находил в заброшенных городах во время вылазок. Габриэль знала, что Иолай влюблен в Афродиту, настоящую местную богиню красоты, но продолжала надеяться, что однажды он заметит и ее, хотя бы просто заведет разговор. Кроме того, Афродита его не любила, она сама не раз говорила, что просто не хочет рушить его надежды, ведь для солдата главное, чтобы его кто-нибудь ждал. Вот она и ждала: и Иолая, и остальных солдат, каждому из которых улыбалась искренне и нежно. Все – и Иолай в том числе – знали, что не единственные у нее, но продолжали верить чему-то своему. Габриэль так, как Афродита, не умела, да и не хотелось ей обещать то, что она не смогла бы выполнить. Но она тоже верила: в свое, конечно. В такие дни без веры никуда было нельзя.

Солдаты шумно поздравляли смущенного Джоксера, хлопали его по спине, по плечам, орали о том, что он спаситель и обставил даже самого Джона Коннора, и всячески выражали свою признательность. Джоксер крутился из стороны в сторону, поправлял очки, шутил – иногда даже удачно – и умоляюще посматривал на Габриэль, словно говоря, что пора его самого спасать от такого внимания. Габриэль же, помня, что Джоксер всегда мечтал о славе, никуда не торопилась. Улыбаясь, она пила яблочную шипучку с отчетливым привкусом машинного масла – как масло могло попасть в закрытую банку? – и, как могла, оттягивала момент, когда надо будет уединиться с Джоксером. Надо – потому что Габриэль так решила. Потому что он этого от нее ждал. Потому что ей хотелось показать ему, какой важный поступок он совершил сегодня. Потому что…

Габриэль вздохнула и отпила еще немного шипучки.

Солдаты называли их дом "Райскими кущами", и Афродита со своей божественной красотой всегда кокетливо встряхивала кудряшками, слыша это. Может, для солдат тут и впрямь были райские кущи, но вот для Габриэль… Она сюда попала не потому, что сильно хотела вознаграждать солдат за то, что они их защищают. Ее дом обрушился, родители погибли, в живых не осталось никого, к кому она могла бы пойти, а умирать от голода и холода не очень-то хотелось. В день, когда уже действительно необходимо было что-то решать, Габриэль на очередной вылазке за продуктами встретила Варию – девушку, которая и привела ее сюда. Она пообещала, что здесь Габриэль будет предоставлена еда, защита и кровать – и она не обманула. Просто не сразу сказала, чем Габриэль придется расплатиться за такое богатство.

"Здесь" оказалось публичным домом. Конечно, так его никто не называл, но сути это не меняло. Там было много девушек – Габриэль даже отыскала парочку знакомых, перед которыми поначалу сильно смущалась. Впрочем, те смущались не меньше. Однако время теперь было такое, что приходилось крутиться, чтобы выжить. Габриэль поняла это быстро, и ей сразу стало легко и свободно. Тем более что таким образом она вносила свой вклад в войну против машин: как умела, потому что не была уверена, что с автоматом смотрелась бы лучше. Раньше она и вовсе была пацифисткой, но машины не интересовались ее пламенными речами, и Габриэль пришлось пересмотреть кое-какие взгляды.

Вария, организовавшая это райское место, быстро ввела Габриэль в курс дела и рассказала, что для солдат им приходится быть и любовницами, и сестрами, и матерями – иногда и одновременно. Мужчины приходят к ним за сексом, но задача девушек – вселить в них уверенность, которая часто теряется после проигранного боя. Габриэль слушала, кивала и думала, что уж с этим справится. Язык у нее всегда был подвешен. А перспектива спать с кем-то… Что ж, она бы все равно рано или поздно сделала это. Конечно, как приличная девушка, она планировала дождаться замужества и уж тогда познать все и сразу, но Скайнет внес свои коррективы в этот план, и теперь уже надо было подстраиваться. За свою девственность Габриэль держалась не слишком крепко, поэтому рассталась с ней без труда, тем более что невинность не смогла бы прокормить и обогреть. Ее первым мужчиной стал молодой солдат по имени Пердикус. Она у него тоже была первой, и он так разволновался, что кончил, даже не войдя в Габриэль. А потом долго зачем-то рассказывал, что должен был стать фермером, но пришлось идти в солдаты. Габриэль гладила его по голове и поглядывала на часы. Ей очень хотелось есть.

Пердикус еще несколько раз приходил к ней потом, приносил какие-то безделушки и еду – тут было так принято, – а потом принес кольцо. Откуда уж он его взял, никто не допытывался. Пердикус встал на одно колено и при всех сделал Габриэль предложение. Сказал, что любит ее с первого взгляда, что не хочет никого, кроме нее, что хочет забрать ее отсюда и наделать множество детишек. Никто такого от него не ожидал, Габриэль особенно, но почему-то она согласилась. Позже она решила, что просто пожалела его, однако в тот момент ей показалось, что она тоже его любит. Ведь именно так она могла бы обмануть Скайнет – очень своеобразным образом – и выйти замуж за того, кому отдала свою невинность.

Они стали мужем и женой почти мгновенно: священник, воюющий в одном отряде с Пердикусом, охотно согласился поженить их. В ту ночь Габриэль действительно пыталась полюбить Пердикуса – и даже поверила своим попыткам, из-за чего горько плакала, когда через пару дней пришла весть о его гибели. Солдаты неохотно говорили на эту тему, но упорной Габриэль удалось выяснить: отряд Пердикуса нарвался на терминатора Т-Х – "Каллисто", как прозвали ее позже, почему – Габриэль так и не поняла. На тот момент это была совершенно новая модель Скайнета, против которой не действовало никакое оружие повстанцев. Выглядящий как молодая женщина, этот терминатор представлял собой комбинацию жесткого скелета из гиперсплавов и покрытия из "мимитического полисплава", позволяющего мгновенно менять внешность. "Каллисто" не была подвержена баллистическому шоку, то есть ни на мгновение не выходила из строя при попадании пуль, кроме того, обладала встроенными в ее тело многочисленными видами оружия. Отряд Пердикуса оказался смят за считанные секунды, бежать удалось немногим. Габриэль еще долго надеялась, что Пердикус выжил и вернется, но спустя месяц пришлось признать: не вернется. В горах, в одиночку, еще никто не выживал. А Пердикус не был сверхчеловеком.

Габриэль мотнула головой, прогоняя плохие воспоминания. В конце концов, сегодня они празднуют! Сегодня им удалось выжить! Да, придется долго восстанавливать блок-посты и ограждения, да, завтра состоятся похороны тех, кто погиб, но они-то выжили! Нужно радоваться!

Габриэль старалась не думать, что Скайнет может снова послать терминаторов, чтобы не дать городу опомниться. Вот тогда все действительно станет очень плохо. Очень. С другой стороны… тогда придется бежать. Прочь от города, прочь от "Райских кущ". Нет, конечно, Габриэль совсем не так представляла себе будущее, но, признаться, в этом месте она уже не находила себе места – такой грустный, но очень правдивый каламбур. Солдат становилось все больше – и только это и менялось. Габриэль никогда не фантазировала, что проведет жизнь, работая проституткой – потому что все девушки здесь были проститутками, что уж там скрывать, – но пока что выходило именно так. В городе она была под защитой, однако плата за эту защиту становилась все выше. Габриэль хотела уехать, убежать, улететь – и не могла. Только не в одиночестве.

Назад
Вперед »

Скачать (fb2)