За любовь

09.06.2017 23:52 |

  • Автор: AnnaConda
  • Пейринг: Зена/Габриэль
  • Рейтинг: R
  • Жанр: Романтика, Ангст
  • Размер: Миди
  • От автора: После очередного просмотра ЗКВ, пришло вдохновение и вот результат. Это мой самый первый фанфик по этому кажется немного сыровато. Вернее даже сказать самая первая работа которая увидела свет.
  • Дата написания: Пятница, 03 августа 2012
  • Дата публикации: Вторник, 13 июня 2017
Прочитано: 4176 раз

Путешествуя по пустыне, Зена и Габриэль помогают не большому каравану, отбив нападение разбойников. Узнав, что это люди одного из шейхов, воительница и бард решают покончить его злодеяниями. В результате неудачного боя, Зена попадает в плен к сексуально озабоченному шейху и на плечи сказительницы ложится миссия по спасению подруги.

За любовь

Часть 1

Солнце клонилось к закату, но вечерние лучи все равно безжалостно опаляли пески пустыни, простирающиеся на многие-многие мили, что не было видно им ни конца ни края. Легкий ветерок вздымал маленькие клубы песка, волоча его за собой и заметая следы лошадиных копыт.

Двое всадников галопом гнали лошадей через песчаный океан. Далеко впереди показалась точка развалин. Всадники притормозили, затем вовсе остановились, рассматривая силуэты строения вдали.

- Еще немного, и мы на месте. Успеем еще до темноты, - сказал один из всадников, снимая с головы арабскую накидку и открывая лицо. По плечам рассыпались длинные и черные, как крыло ворона, волосы, голубые глаза зорко смотрели в даль, выискивая и оценивая. Зена посмотрела на хрупкого спутника, также освобождающегося восточного головного убора. Короткие белокурые волосы, изумрудного цвета глаза, тонкие черты лица и неотразимая улыбка Габриэль встретили взгляд воительницы.

- Скорей бы, а то я уже песка наглоталась, да и лошадям нужен отдых, - согласилась девушка, погладив коня по шее. – Надеюсь, нас там никто не встретит.

- Не должны, развалины дворца Салихада не имеют в себе никакой ценности, чтобы там были обитатели, разве что пауки да змеи.

- Отлично, ты тащишь меня в паучье логово?

- Не совсем. Дворец прославился тем, что был построен вокруг красивейшего оазиса.

- Уже более романтично.

Зена пришпорила коня, и, вздымая песок, помчалась вперед, Габриэль поскакала следом, стараясь не отставать от своей воинственной подруги. Развалины неумолимо приближались, увеличиваясь и обретая четкие очертания. Стали видны высокие стены с бойницами, некогда позолоченные, но от времени потускневшие, и облупившиеся верхушки куполов, высокие колонны и башни. Вскоре Зена и Габриэль подъехали настолько близко, что смогли различить исписанные незнакомыми буквами арабской вязи стены и фрески.

- Вот и приехали, - проговорила Зена, спешиваясь, когда они были у самых ворот. - Заведем лошадей внутрь.

Женщины прошли в распахнутые настежь ворота и оказались во дворе огромного, некогда прекрасного дворца. Время давало о себе знать - стены облупились от постоянных песчаных бурь, некоторые вовсе обвалились, открывая черные дыры, большинство окон были выбиты, и дворец смотрел на своих гостей пустыми черными глазницами.

- Жутковатое место, - прошептала Габриэль, осматриваясь по сторонам.

Зена молча ухмыльнулась на реплику сказительницы.

Посреди двора лежала поваленная гранитная колонна, сломанная пополам, некогда выложенный мозаикой пол был усыпан песком, верхние этажи дворца явно горели, о чем свидетельствовали обугленные оконные проемы.

- Это была война? – тихим голосом спросила Габриэль.

- Можно и так сказать, – ответила Зена, не спеша шагая по мозаичному полу. Голос воительницы стал насмешливо зловещим, когда она продолжила: - Это был бой Салихада, бой с самим собой и своими демонами. Судя по тому, что мы видим, демоны победили.

- Что же тут произошло? – сказительница передернула плечами от неприятного холодка, пробежавшего по спине.

- Салихад был самым могущественным и богатым шейхом в этих землях. Многие пытались отвоевать у него богатства и славу, но тех, кто посягал на его владения, ждала неминуемая смерть.

- Хорошее начало. Ты не думала сложить оружие и взяться за перо? – добродушно хихикнула сказительница, следуя за Зеной.

- Хорошее предложение, но меня и меч вполне устраивает.

- Что было дальше?

- Салихад был очень коварным и безжалостным человеком, убивал с особой жестокостью за любую мелкую провинность. О его камере пыток ходили страшные легенды, и он нередко мучил там своих провинившихся жен. Он с жадностью смотрел на красивых женщин и содержал гарем из двухсот наложниц, от которых у него было пятьдесят детей. Однажды его разум затуманился злобой и еще большей жаждой власти, он испугался, что наследники поднимут бунт, заберут его богатства и величие, и убил всех своих детей. Затем он расправился со слугами, запер и поджег женские этажи. В этот кровавый день погибло больше пятисот человек.

- А Салихад? Что было с ним?

- Никто не знает. Кто-то говорит, что он погиб в пожаре, кто-то - что его убил начальник его же охраны. Некоторые говорят, что после того, как он осознал, что натворил, он покончил с собой. А ещё есть версия, что после устроенной расправы он окончательно сошел с ума и, преследуемый кошмарными видениями, бежал в пустыню, где и умер.

- Я беру назад слова о романтике, - промолвила Габриэль, отгоняя подступившую дрожь и оглядываясь по сторонам.

- Не волнуйся, это было очень-очень давно, думаю, он мертв и нам ничего не угрожает.

Голос Зены стал зловещим и пугающим, когда она наклонилась к Габриэль и прошептала ей в самое ухо:

- Разве что его беспокойный призрак, блуждающий по коридорам дворца и наказывающий одиноких путников, нарушивших его покой.

- Очень смешно, - сказительница шлепнула Королеву Воинов по руке.

Озорной хохот Зены, отражаясь от стен, унесся в темные глубины дворца.

- Не бойся, мой маленький бард, Салихад давно мертв, – сказала Зена приобняв Габриэль за талию. – А если нет, то мы его убьем.

Сказительница нашла в себе силы выдавить саркастическую улыбку. Она была достаточно смелая девушка, Королева Амазонок, много чего повидавшая во время путешествий с Зеной, но после этого жутковатого рассказа идти дальше ей совсем не хотелось. Тем более что солнце почти скрылось, и на дворец опустился мрак, отбрасывающий от стен зловещие тени.

- Оставим лошадей здесь, - сказала Зена, когда они нашли небольшой, закрытый с трех сторон навес. – Дальше мы пойдем через коридоры дворца.

- А может не надо, Зена, что-то мне это место совсем не нравится, - взмолилась Габриэль, с опаской поглядывая на темные оконные проемы дворца.

- Ваше Величество, вы боитесь?

Голос Зены содержал нотки насмешки, а лицо озаряла озорная улыбка.

- Нет, просто мне не нравится это место.

- Зато тебе понравится то, чем мы будем тут заниматься, это ведь не только место для ночлега.

Зена подошла почти вплотную к барду, нагнулась к ее уху и прошептала:

- Ты только представь: ты, я, развалины - и никого.

От манящего, чувственного голоса Зены у Габриэль перехватило дыхание, а ноги начали подгибаться. Они с Зеной были знакомы уже много лет и в чувствах друг к другу признались не вчера, но реакция Габриэль на Зену, ее голос, случайное прикосновение, взгляд, были такими же, как и в первый раз - она теряла контроль над своим телом.

- Тогда чего же мы ждем? – нетерпеливо спросила Габриэль, широко улыбаясь.

Оставив лошадей под навесом и взяв все необходимое, чтобы разбить лагерь, Королева Воинов и Королева Амазонок вошли в темные коридоры старого дворца. Неся факел в одной руке, другой Зена держала за руку Габриэль и вела ее по закоулкам разрушенных катакомб. Сказительница потеряла счет поворотам и комнатам, когда они вышли на улицу. После душного, пыльного, векового лабиринта прохладный ночной воздух показался барду подарком богов, и она вдохнула полной грудью.

Света маленького факела не хватало, чтобы осветить огромный цветущий сад с кристально чистым водоемом в центре.

- Годы летят, а это место остается неизменным, - проговорила Зена, поддавшись ностальгии и оглядывая двор.

- Ты уже была здесь? – спросила Габриэль.

- Да, с Бораэсом.

- Даже не буду спрашивать, зачем он тебя сюда приводил, – многозначительно проговорила Габриэль, осматриваясь по сторонам.

Найдя удобное место между деревьев, Зена принялась запалять костер, пока Габриэль готовила одеяла для сна и вынимала из сумки еду. Хотя, как понимала амазонка, спать им сегодня не придется, и есть, скорее всего, тоже.

- Все равно мне не нравится это место, - сказала Габриэль, сев на одеяла, когда костер уже горел, а Зена снимала и складывала доспехи и оружие.

- Днем ты заговоришь иначе, поверь мне, - ответила Королева Воинов, устраиваясь рядом с бардом.

Габриэль натянуто улыбнулась. Почувствовав напряжение спутницы, Зена перебралась ей за спину и принялась аккуратно массировать плечи.

- Расслабься, - шепнула воительница, едва касаясь губами уха подруги.

Соблазнительный голос и близость манящих губ Королевы Воинов действовали как успокоительное, а аккуратные движение рук расслабляли мышцы. Будь Габриэль кошкой, она бы непременно замурлыкала от удовольствия, а так она просто закрыла глаза и улыбалась. Когда пальцы Зены нежным прикосновением стали спускаться вниз по рукам сказительницы, а мягкие губы коснулись нежного плеча, сердце Габриэль готово было выпрыгнуть из груди.

- Мм-м, ты умеешь расслабить, - проворковала Габриэль, наслаждаясь прикосновениями воительницы.

- Это я еще даже ничего не сделала, - ухмыльнулась Зена, целуя сказительницу в шею и укладывая ее на одеяла.

Руки Зены, словно не находя покоя, блуждали по телу амазонки, пока губы искали приют на ее губах.

- О боги, - прошептала Габриэль, когда Зена, спускаясь по подбородку, принялась целовать шею барда, время от времени нежно покусывая.

- Боги на такое не способны, - захихикала Зена, отрываясь от приятного занятия, чтобы вновь завладеть губами сказительницы. Нежный смех Габриэль эхом отразился от стен, возвращаясь обратно. Руки барда гуляли по бедрам, спине, плечам Зены, зарывались в черные волосы, пока ногами она обвивала крепкие голени воина.

Громкий, пронзительный и неприятный крик на деревьях над ними заставил женщин остановить свою прелюдию. Оторвавшись от нежных губ Габриэль, Зена, вскочив на колени, схватила лежащий рядом шакрам, готовая метнуть его в любую тень. Взгляд зорких голубых глаз носился от дерева к дереву, от строения к строению, в попытке высмотреть нарушителя тишины, взбудоражившего птиц. Габриэль сидела, сжимая в напряженных руках свои смертельные саи. Пронзительный птичий вопль повторился буквально над головами женщин, устремивших взгляды наверх. Через секунду в кронах деревьев произошла возня, сопровождающаяся истошными криками. Вырвавшись из лиственных пут, в небо взмыли две черные птицы.

- Видимо, не у нас одних сегодня горячая ночь, - вздернув бровь, проговорила Зена, посмотрев вслед уносящимся птицам.

- Святые боги, - опустив голову, выдохнула Габриэль, которая все это время почти что не дышала.

- Вполне в их стиле - появляться в самый неподходящий момент, - с полной серьезностью согласилась Зена, разглядывая ночное небо в той стороне, куда унеслись случайные свидетели их с бардом любовной игры.

- Зена, когда-нибудь боги устанут от твоих издевательств и зашьют тебе рот, - Габриэль устало отложила саи.

- Они слишком заняты собой, чтобы слушать мои колкости.

Воин игриво посмотрела в зеленые глаза подруги. Губы расплылись в самой обворожительной улыбке, а правая бровь взметнулась вверх, когда она изящными пальцами коснулась щеки барда и прошептала:

- Кстати, о занятиях. На чем мы остановились?

Отбросив шакрам, Зена нежно впилась в губы Габриэль, укладывая барда обратно на одеяла.


Часть 2

Габриэль проснулась от солнечного света, слепящего даже сквозь закрытые веки. Закутавшись в одеяло с головой, сказительница попыталась расслабиться и поспать еще немного. Пролежав под одеялом минут десять, девушка поняла, что уснуть ей больше не удастся, и стала выбираться из-под душного пледа. Сев, прижимая одеяло к себе, чтобы скрыть обнаженную грудь, Габриэль огляделась. Разбросанная одежда навеяла воспоминания о прошедшей ночи, вызвав на лице прекрасной амазонки улыбку и легкий румянец, сопровождающиеся приятным щекотанием внизу живота. Габриэль сладко зевнула и потянулась.

- Зена? – позвала сказительница, вставая и собирая раскиданные вещи.

Ответа не последовало, но зато поблизости послышался всплеск воды. Сложив аккуратно собранную одежду, Габриэль проследовала в направлении пруда. Как она и ожидала, Зена спокойненько плескалась в прозрачной воде.

- Привет, - проворковала амазонка, плотнее запахивая накинутое на плечи одеяло.

Увидев стоящую на берегу Габриэль, закутанную в плед, Зена на мгновение потеряла дар речи.

- Привет. Выспалась? – проговорила Зена, когда способность говорить была восстановлена.

- Выспалась бы, если бы мы легли раньше, - подмигнув воительнице, улыбнулась бард.

Зена злорадно улыбнулась. Воспоминания о бурной ночи тоже не прошли незамеченными, сердце зашлось, а в низу живота запорхали шаловливые бабочки.

Габриэль осмотрелась. Как и говорила воительница, сад был прекрасен. Невероятная растительность с прекрасными цветами, облюбованная яркими, неземной красоты птицами, чья переливистая трель наполняла округу.

- Ты была права, Зена, тут прекрасно, - сказала Габриэль, обводя восхищенным взглядом сад.

- А ты сомневалась в моей правоте? – шутливо напустив злобный вид, спросила Зена.

- Что вы, как я могу сомневаться в честности самой Королевы Воинов.

- То-то же, - улыбнулась воительница, затем, немного помолчав, неохотно добавила: - Нам пора выдвигаться.

Зена подплыла к берегу и выбралась на сушу. Габриэль распахнула одеяло и приняла обнаженную мокрую воительницу в теплые объятья, вскрикнув от прикосновения холодного тела. Прижавшись к обнаженному барду, Зена ощутила, как тепло Габриэль медленно согревает ее.

- Может, еще часик тут побудем? – хитро изогнув бровь, спросила сказительница, обнимая Зену за талию и целуя капельки влаги, сбегающие по ее шее и плечам.

От близости тела Габриэль, от нежного прикосновения ее губ сердце Королевы Воинов забилось сильнее. Девушка взглянула воительнице в глаза, и Зена почувствовала, как внутри нее начинает разгораться пламя. Изумрудные глаза сказительницы медленно пленили душу Королевы Воинов, отчего ноги великой, закаленной в боях непоколебимой воительницы стали ватными и готовы были подкоситься. Габриель привстала на цыпочки и припала губами к губам воительницы в сладостном поцелуе. Поцелуи барда были нежными и едва ощутимыми, но затем стали более глубокими и неистовыми, когда языки сплелись в безумном танце страсти. Зена могла поклясться, что если бы им не надо было отправляться дальше, их маленький привал продолжался бы еще очень долго.

- Надо собираться, Габриэль, - с трудом выдавливая из себя слова, сказала Зена, нехотя разрывая нежное соприкосновение губ.

Освободившись от крепких объятий подруги, воительница направилась одеваться, отчаянно давя готовый вырваться из горла животный рык.

- Собираться так собираться, - вздохнула сказительница, облизывая горящие от поцелуя губы и следуя за Зеной.

Обратная дорога через руины показалась Габриэль намного короче, чем ночью, когда они вышли во двор, где оставили лошадей. Габриэль решила, это потому, что вокруг не стоит непроглядная темень.

Напоив животных, женщины отправились в путь. Их путешествие через пустыню пролегало в полном спокойствии, что случалось нечасто при их воинственном образе жизни, и они не спеша ехали по песчаному океану. Зена вела лошадь позади Габриэль, любуясь стройным телом сказительницы, чью красоту не могли скрыть даже складки арабских одежд.

«Надо было остаться еще на час, - думала Зена, пока ее глаза гуляли по спине подруги. - А лучше на два».

Почувствовав на себе взгляд, Габриэль обернулась, останавливая коня:

- Что?

- Наслаждаюсь видом, - сказала Зена, изогнув бровь дугой.

- И как тебе?

- Я тебе говорила, что ты совершенство?

- Вчера ночью был тысяча сто первый раз.

- Я начинаю жалеть, что мы так рано уехали из развалин.

Зена поравнялась с подругой и нагнулась, чтобы ее поцеловать. Габриэль ответила на короткий поцелуй.

- Мы ... все еще ... можем вернуться ... пока ... не далеко ... уехали, - шептала сказительница между поцелуями.

- Хорошая идея, но, боюсь, мы так никогда не доберемся до города, - Зена с трудом оторвалась от губ своей возлюбленной.

Любовную идиллию прервал звон мечей неподалеку. Глаза Зены вспыхнули огнем страсти и предвкушения. Габриэль знала этот огонь, а также знала, что его может разжечь горячая битва и ... она, прекрасная сказительница, Королева Амазонок. Только она имела привилегию увидеть этот огонь и остаться при этом живой и невредимой, не говоря уже о получаемом наслаждении.

- Вот и веселье, – с жаром в голосе сказала Зена и пустила коня вскачь.

Зена и Габриэль поднялись на не большой бархан, за которым кипела битва - если можно было назвать битвой ту кровавую резню, что открылась их взорам. Небольшой отряд людей, одетых в черные арабские халаты, с закрытыми лицами, жестоко вырезали жителей лагеря, не щадя ни детей, ни стариков.

Ударив коня пятками, Зена помчалась вниз, обнажая меч. Лошадь резко остановилась, когда Зена дернула на себя поводья, и воительница, издав свой боевой клич, перелетела через голову животного, обрушившись на троих воинов и сбив их с ног. Как продолжение руки, меч Зены пустился в пляс, вырисовывая в воздухе живописные узоры и неся смерть.. С улыбкой на лице Королева Воинов исполняла свой смертоносный танец, беспощадно сокрушая противников.

В нескольких метрах в бой вступила Габриэль, искусно орудуя своими саями, круша врагов и уворачиваясь от их мечей. Сказительница старалась не пользоваться колющей стороной своих трезубцев без особой надобности, а в основном выводила противника из строя при помощи крепкой рукояти.

Почувствовав уверенность в победе, жители лагеря с новой силой бросились на защиту своих жилищ. Осознавая свое неминуемое поражение, уцелевшие остатки воинов в черном были вынуждены спасать свою жизнь бегством. С отступлением противника Габриэль опустила свои саи, время от времени отвешивая пинки зазевавшимся негодяям, сопровождающиеся задорным смехом. Зена ещё сражалась с последними двумя захватчиками, не желающими признать себя пораженными, и бард невольно залюбовалась красотой ее действий. Сильный удар, отточенный блок, разворот корпуса, взмах меча, сверкнувшего в солнечных лучах, серия ударов - и танец силы, красоты и грации был окончен.

«Боги, как она хороша», - пронеслось в мыслях Габриэль, когда Зена изящно крутанула окровавленный меч в руках и убрала его в ножны за плечом.

Остаток дня Габриэль и Зена носились, помогая раненым жителям и восстанавливая лагерь.

Назад
Вперед »

Скачать (fb2)